Обзор End Of An Era (2006)

Одно маленькое замечание - здесь я опишу только концерт, поскольку ничего особенного в 55-минутном "documentary" я не нашёл, хоть и посмотрел его от начала до конца. Итак, концерт.

Почему Тарья, машущая «козой», вызывает у меня такой дикий хохот? Металл, да, но имидж уже не тот.

Качество звука на записи – на высоте, некоторые замедленные сцены – очень хорошо (сразу вспоминаю Instrumental – Crimson Tide/Deep Blue Sea с FWTE).
То, с каким видом Эрно носится по сцене – тоже весело смотреть. Единственный, кто трудится на полную катушку – это Юкка. На сыгранной первой Dark Chest Of Wonders не было слышно и видно в кадре Хиетала – басист в классическом анекдоте про «AM-DM-AM».

Зато уже в самом начале Planet Of Hell, второй по счёту, Хиеталыч появляется у микрофона и что-то дико в него орёт. «Не по тексту», – думаю я и смотрю дальше. Тарья подходит очень близко к Марко когда поёт свою партию, и вспоминается дуэт на The Beauty And The Beast. Становится жалко, что я уже знаю, что будет письмо после концерта, это несколько портит сложившееся впечатление. Марко косится на Тарью, которая достала до пола сцены кончиком волос в хвосте, и в глазах его читается «совсем ошалела баба на старости лет». Туомас после демонического рычания Марко «Welcome to my Planet Hell» начинает соло-партию на своём фирменном баяне, но звучит она, мягко говоря, не в тему, еще больше усугубляя впечатление того, что для концерта засемплировали всё, что могли. Эрно, скорее всего специально, играет на тон ниже, но чётко по нотам. Время от времени Холопаинен в припеве поворачивается к баяну и залу за…эээ, в общем спиной, а потом начинает усиленно долбить по клавишам, хотя его не слышно.

Начало Ever Dream ставит всё с ног на голову. Неплохая фортепианная интерпретация начала песни Холопаиненом и соло Тарьи таким ужасным голосом, как будто она сама себя не слышит. Да и зачем проговаривать всё по словам? Чтобы текст поняли даже те, кто с трудом ориентируется в «Май нейм из Вася»?! После недолгой паузы в игру вступают Юкка, Марко и Эрно, а Туомас пытается стать на «мостик» не отрываясь от баяна.

The Kinslayer начинается очень хорошо, по накатанному. Голос Тарьи, её интонации уже намертво впечатались в песню и это неспособна разрушить даже её иная по сравнению с прошлым манера пения. Через некоторое время Тарье надоедает выводить ноты стоя на месте и используя весь резерв своих лёгких; она начинает ходить в припрыжку по сцене, что незамедлительно выливается в проглатывание нот и куда меньшую их длительность. Слова «Time to die, poor mates. You made me what I am» Туомас спел голосом Айка Вила со страдальческой миной на лице, потом скривился и показал язык.

В начале The Phantom Of The Opera трудно было угадать, что это за песня, Nightwish исполнили её более в манере Вебера, чем в своей. Возможно, такое впечатление возникло от вставок Маэстро и семплов классических инструментов.
The Siren была исполнена довольно близко к альбомной версии за исключением баянного проигрыша Туомаса на тему 1001-й ночи. Тарья попыталась изобразить, что кричит вот это полувосточное-получукотское «А-я-я-а-а-я-я-а», а потом сама с ужасом на лице отпрянула от микрофона.
Sleeping Sun. Туомас задержал ноту, чтобы зрители более чутко отреагировали на начало хорошо знакомой и всему любимой песни. И всё бы ничего, но голос Тарьи меня просто убил. Так петь эту балладу просто нельзя!!! Лучше уж тогда её не исполнять вовсе. Единственное, что подумалось – уж здесь Nightwish не поскупились на живое исполнение, вопреки слышанным мной претензиям к их концертам.

Следующая вещь была незнакома мне. В принципе нет ничего плохого в традиции исполнять один кавер на концерте. Это может разнообразить впечатление, да и отвлечь от провального исполнения Sleeping Sun тоже. Пинкфлойдовскую High Hopes начали Туомас и Марко, причём Марко не играл на басу. Исполнив целый куплет таким способом, ребята запросили поддержку у тяжёлой артиллерии – и тут же откликнулись Юкка с Эрно, а Марко переключился с вокала на бас. Юкка с каким-то нездоровым остервенением лупил по тарелкам, потом резко замирал, опять уступая место акустике а-ля «истоки Nightwish», а сам ложился подремать на бочки, чтобы вскоре начать рубилово снова.
Bless The Child, очень близкий музыкальной частью к альбомному варианту, показался невероятно тяжёлым. Наверное, я расслабился за предыдущие две песни, хотя в конце High Hopes ребята тоже неплохо отрывались. Уже не удивляясь местами густому, тягучему вокалу Тарьи, который меня так обескуражил на балладе всех времен и народов, я отметил, что здесь она поёт почти чётко повторяя студийную версию. Это немного обрадовало: не всё, значит, потеряно. Может быть, сказалась передышка, которую дали ей парни, исполнив Пинк Флойд.
Первые аккорды Wishmaster’а навели шороху в зале, подогретом Благословением Дитя. Послышались радостные визги. Центральная композиция всего концерта. Зрители в восторге, Тарья сумела пропеть практически всё и в должном темпе, отклонившись пару-тройку раз. Не очень прикольно, но вполне простительно. А ребята и вовсе отклоняться от мелодии не стали – а в самом деле, зачем выпендриваться? Мы любим Wishmaster именно таким.

Опять дикие вопли Марко предваряли жёсткий махач в виде Slaying The Dreamer. Любит он такие вещи, что и сказать. Где-то в середине песни Эрно жестоко поиздевался над своей гитарой, хотя к счастью старушка выжила и не позволила порвать себе струны. Хиеталыч в своей арии зашёлся в крике, едва не сходя то ли в скрим, то ли в гроул, но свою задачу выполнил.
Первые аккорды Kuolema Tekee Taiteilijan – и гатишные девушки в зале рыдают. Чуть не плачет и сама Тарья, её как раз показывают крупным планом. Поёт ооочень красиво и чувственно, на 5+! Выделили финскую балладу, но зачем тогда было исполнять Sleeping Sun? Чтобы её опустить? Никогда не прощу; Солнце всегда будет лучшей и не только потому, что она была раньше.
Nemo начинали Туомас на баяне и аплодисменты зала. Марко что-то сказал о Маэстро залу (представил, что ли? гы-гы). Тарья вышла в том самом красном с чёрным платье, в котором снималась в клипе (и была на презентации альбома Once в Китээ). Под конец песни к Туомасу бодрой рысью примчал Эрно, кивнул головой, дескать заряжай. Холопаинен одной рукой продолжил играть на баяне, а сам полез под баян, доставать…бутылку. Напоил беднягу Эрно, а то у Вуоринена до конца песни терпежу уже не было.
Ghost Love Score была исполнена весьма неплохо, при том, что половина песни – фанера. Под конец мне даже показалось, что я слышу два голоса Тарьи – один выше, другой ниже – не в подпевках, а в основном куплете.

Вышел индеец, поиграл на дудочке, попел в спрятанный в неё микрофон. Не очень долго злоупотребляя терпением зрителей, он закончил своё соло, получив в награду жидкие аплодисменты.
Creek Mary’s Blood тоже была весьма близка к оригиналу, что характерно для исполнения последнего на момент тура альбома. Тарья пела, индеец плясал когда ему не нужно было играть на своей дудочке, очень старался произвести на зрителей впечатление и, кажется, перестарался – всё-таки не он центральная фигура на той сцене, хоть Туомас и подарил ему от щедрот своих такую роль.
Юкка начал OTHAFA и народ сразу взбодрился. Эрно прибежал к Туомасу и снова кивнул – заряжай. Опять что ли Вуоринену водички посреди песни захотелось? Но нет, он просто подыгрывал Маэстро. «Хорошо хоть Юкка по воду к Холопаинену не бегает», – промелькнуло в мыслях. OTHAFA не оставила никаких претензий – качество, темп, интонации – всё было отлично, всё на месте. Еще и Тарья в конце хаером потрясла. На этот раз ей шло.

Марко объявил WIHAA. Тарья понемногу импровизировала с голосом и выводила пассы руками, а временами выделывала утреннюю гимнастику, изгибаясь всем телом. Марко, злой, стоял практически неподвижно у микрофона – во время пения и одновременной игры на басу ему лишнее движение было сделать весьма сложно. Стало интересно, почему ему не придумали наголовный микрофон. Не любит он их, что ли?

После WIHAA группа начала прощаться с залом – в толпу полетели «лишние» аксессуары и вместе с индейцем ребята вышли на поклон. Nightwish ушли за сцену, оставив опять рыдать гатишных и не очень фанаток. На экране, сопровождавшем весь концерт, появилась надпись: «Once I had a dream… And this is it».

А в кулуарах Туомас уже вручил Тарье письмо…
 Тарья перестала быть Найтвишем.


© 2005-2017 "NightWish Music" | Дизайн и контент: WebArtisan.ru